Афиша событий современного искусства в России и СНГ

На гребне искусства

В рамках проекта «По волнам» художники создавали объекты современного искусства на тему парусного спорта

Сегодня в Москве состоится торжественная церемония вручения наград Общественной премии «Яхтсмен года 2018», среди номинантов которой директор ArtTube и сопродюсер проекта «По волнам» Лера Коваленко. Команда портала ArtTube поздравляет ее и желает дальнейших успехов. Между тем подошел к своему завершению и проект «По волнам», организованный в рамках Национальной парусной Лиги. Стартовавший в марте этого года, он объединил в себе спорт и современное искусство: программа мероприятий была поделена на шесть этапов, в ходе которых российские художники создавали в разных городах объекты так или иначе связанные с парусным спортом. Для многих из них это был первый подобный опыт, в связи с этим мы попросили участников проекта поделиться своими впечатлениями.

I этап – Сочи. Валерий Казас, «Не доделал и ушел на чем было». Фотограф: Андрей Шереметьев

Валерий Казас:
«У этой работы есть небольшая история. Некий гипотетический персонаж мечтает о море. Он строит себе плавсредство, не располагая при этом ни знаниями, ни соответствующими умениями. Он усердно работает, а потом его зовут в море друзья, он все бросает и отправляется с ними. Конструкция так и остается недоделанной, с техническими ошибками. Можно сказать, что моя работа про желание и про неумение. Ошибки допущены, понятное дело, намеренно. Я-то знаю, как оно должно быть, а вот мой персонаж – нет. Занятно, что во время моего пребывания в Сочи меня тоже друзья позвали в море, поучаствовать в регате, поскольку не хватало участника в одной из команд. Но мне надо было уезжать, кроме того, это не совсем мой вид спорта. В проекте «По волнам» мне понравилось то, что это уникальный случай, когда пересеклись спорт и современное искусство. На Западе есть такой Джерри Джуда, который в преддверии различных мероприятий, связанных с автогонками, создает огромные скульптуры. Некая здоровенная конструкция, а на ней автомобили в натуральную величину. Больше никого не могу вспомнить из художников, кто бы так вот действовал параллельно со спортивными событиями. У нас же вообще нет аналогов. Понятно, что существует множество памятников бейсболистам, гольфистам, хоккеистам и прочим, такого добра много, но к современному искусству это все отношения не имеет. Так что этот проект хороший прецедент. Мне и самому было бы интересно сделать что-то еще, связанное со спортом».

II этап – Сочи. Людмила Баронина, «Там, где солнце временной гость». Фотограф: Андрей Шереметьев

Людмила Баронина:
«До участия в этом проекте мне не доводилось заниматься паблик-артом. Делала как-то конструкцию для фестиваля, где тоже присутствовала ткань, но это было что-то вроде павильона, в котором проводились мастер-классы. Я люблю работать с мифологией и находить ее во всем, здесь же мне захотелось обратиться к истории города Сочи, пропитанной мифологическим наследием. Мне это тем более было интересно, ведь я живу в Краснодаре, а это совсем рядом. В своей работе я обращаюсь к архитектурному достоянию Сочи, как бы оживляю памятники заново и представляю, что было бы, произойди это на самом деле. Это такая попытка взглянуть их глазами на город, ведь они самые верные наблюдатели и свидетели истории. Сам объект я сделала в форме паруса с отверстием, что ещё отсылает к скале «Парус», тоже расположенной на черноморском побережье, и вбирающей в себя многочисленные истории и мифы. Отправной точкой для создания моего объекта стали городские скульптуры и рельефы, он словно магнит притягивает все эти истории. В ходе монтажа местные жители постоянно предлагали свою помощь, что было очень приятно, и с интересом разглядывали ткань, узнавая в изображениях на ней различные знакомые скульптуры из парков. Новое и интересное это неотъемлемые составляющие, когда работаешь над чём-то подобным, да ещё и в другом городе. Всего лишь за один день мы с командой собрали объект, в окружении всех котов Сочи, да и ещё скрутили из оставшихся материалов мольберт. А потом даже успели съездить в заброшенный санаторий им. Орджоникидзе и даже заехать в Абхазию, но это уже совсем другая история».

III этап – Конаково. Марина Звягинцева, «#ПРИПЛЫЛИ». Фотограф: Андрей Шереметьев

Марина Звягинцева:
«Для меня участие в этом проекте стало неожиданностью. Незадолго до того, как меня в него пригласили, я участвовала со своей инсталляцией «Море спального района» в похожем проекте, организованном ArtTube в Сколково. Я думала, что этим все и закончится, но вдруг Аня Зыкина мне звонит и говорит, что нужно срочно что-то поставить в Конаково. С художником, которого пригласили до меня, что-то не сложилось, а мероприятия должны были начаться уже через две недели. Я стала думать, мне казалось, что у меня больше нет ничего такого, что могло бы подойти тематически. А потом я вспомнила про свой объект «#ПРИПЛЫЛИ», который прекрасно вписался туда. Я не ожидала, что моя работа простоит там целый сезон, но она вызвала большой интерес. Видимо, это связано с ее интерактивностью, в нее можно залезть, сфотографироваться. Я видела множество фотографий в Инстаграме с моим объектом, но особенно мне запомнился снимок, где одна дама, которая занимается йогой, стоит на голове внутри моей лодки. Объект был сделан несколько лет назад, не раз выставлялся, успел побывать на фестивале «Усадьба-Jazz» в Архангельском, поездил на крыше передвижной студии «Коммерсантъ FM» в рамках «Ночи музеев». То есть у него уже есть какая-то своя история и мне было интересно продолжить ее, отправив в такое путешествие по стране. Всегда интересно, когда объект уезжает из Москвы, живет какой-то своей самостоятельной жизнью. Как ребенок уехал в лагерь, а ты сидишь и волнуешься здесь за него. Важно еще то, что моя скульптура никогда ранее не стояла у воды, а в Конаково с некоторых ракурсов создавалось ощущение, что она действительно плывет как лодка. Ведь при создании любого объекта паблик-арта важную роль играет среда, в которой он будет размещен. Здесь все получилось идеально. Потом, правда, мою скульптуру скопировали и установили в парке в Шатуре. Обратите внимание, что объект не копировали на фестивале «Усадьба-Jazz», не копировали в парке Садовники, нигде, а здесь вдруг такой интерес появился. Конечно, история с копированием мне не очень понравилась, однако это говорит о том, что я попала в точку».

IV – этап Санкт-Петербург. Ашот Бабыкин, «Признаки морской души». Фотограф: Андрей Шереметьев

Ашот Бабыкин:
«Я человек домашний, человек уюта. Мне нравятся вещи. Мне нравится их смыслы, не только функциональные, но и символические. Идеал искусства для меня – это реди-мейд, искусство существующих вещей. В современной культуре я отмечаю перепроизводство символов, в этой барахолке новинок мы разучились видеть простые истины. И мое творчество посвящено не тому, чтобы привносить новые вещи и смыслы, а раскрывать уже существующие. Это экологическое искусство в самом хорошем смысле. Дорожные знаки это символы, пожалуй, самые распространенные и однозначно принятые всеми группами общества. Поэтому я давно работаю с ними. В 2016 году я показывал проект «При(м)знаки» во Владивостоке в галерее «Гараж 33+1». Потом некоторые объекты из этой серии вошли в проект «СоюЗЗ художников России» на Триеннале в Гараже в Москве. Чтобы существующие символы заговорили по-новому достаточно их немного изменить и добавить чуть абсурдности. Особенно в этом проекте мне нравится, что я не касаюсь вопросов производства – фабричная технология настолько отлажена и прошла проверку временем, температурами, вандалами, что здесь и добавить нечего. Я немного корректирую дизайн, все остальное делают рабочие на фабрике. В проекте «Признаки морской души» я работал еще и с водными знаками. Обычные на первый взгляд дорожные знаки и знаки водного транспорта, сделанные по всем ГОСТам и техническим нормативам, слегка искаженные в части дизайна, становятся иллюстрациями к такому загадочному явлению, как морская душа. Страсть к путешествиям по безбрежным просторам, приверженность мужскому братству, любовь к родному Питеру – балтийской столице, отвага и моряцкий задор – вот те темы, которые раскрываются в арт-объектах из этой серии. Названия говорят сами за себя. «Пешеходная дорожка: моряки не плавают, а ходят», «Информация: мы в тельняшках», «Выезд на набережную: отчаливаем», «Предупреждение: морская душа!» и так далее. Я слышал, что местные жители вполне считали мои послания, ровно как и те, кто комментировал мой проект в интернете, и те, кто потом покупал эти работы на Cosmoscow. В данном проекте для меня уникальным стал опыт дистанционной работы: я общался с заказчиками, кураторами и производителями только в мессенджерах. Самих объектов я не видел вживую, в руках не держал. И это полностью реализовывает мои идеалы как художника, дистанцирующегося от производства. Это был совершенно новый опыт».

V этап – Москва. Александр Зайцев, «Без названия», из серии «Немая критика». Фотограф: Олег Семенюк

Александр Зайцев:
«С этим проектом связан курьезный случай. Когда я первый раз приехал, чтобы сделать снимки для будущей работы, то по ошибке перепутал яхт-клубы. Их там два, один обычный, спортивный, а другой – «элитный», где проводят время богачи. Я направился во второй, где и был остановлен охранниками, здоровыми ребятами, будто из 90-х. Тогда я придумал историю, сказав им, что собираюсь жениться, а свадьбу хочу сыграть в этом клубе. И попросил их показать мне территорию. Наличие фотоаппарата объяснил тем, что моя невеста очень беспокоится по поводу будущих свадебных фотографий, ей важно, чтобы фон получился красивым. Они мне поверили и пустили. Побродив по этому яхт-клубу, я, конечно, понял, что пришел не туда. Несколько раз я еще приезжал, чтобы сделать подходящие фотографии. Мне был интересен вид на озеро, поскольку люди из яхт-клуба постоянно видят его, он им привычен. И вот с этим мне хотелось поиграть. Я уже давно работаю с языком идеограмм и смайликов, популярным в интернете. Мне нравится менять их формат, внедрять в живопись, в фотографию и другие медиумы. С их помощью можно, например, делать политическую или социальную критику, но можно и без критики. Тогда в каких-то привычных вещах начинает проявляться «дурацкость», идиотизм и еще что-то совершенно им не свойственное. В данном случае эмодзи до неузнаваемости меняют вид на озеро. Получилось, по-моему, весело. Я и раньше думал о такого рода работе с пространством и со средой в духе site-specific, а здесь у меня появилась реальная возможность поэкспериментировать. Так что для меня этот проект, в первую очередь, очень интересный опыт».

V этап – Владивосток. Кирилл Крючков, «Дружба. Командная работа». Фотограф: Игорь Бессараб

Кирилл Крючков:
«Объект создавался специально для этого проекта. Опыт для меня новый, не часто случается реализовывать идею в материале. Решил не отходить от своей привычной стилистики, поэтому инсталляцию я создал практически двумерной. Объект был сделан из фанеры и бруса, раскрашен акриловой краской. Композицию я собирал по слоям. Помимо дерева на волнах присутствует фигурный рельеф из шпатлевки, но это видно только вживую при близком рассмотрении. Думаю, что сюжет понравился многим. Интересная цветовая гамма, стилизация форм. Не исключаю, что кому-то могло показаться иначе, но, на мой взгляд, проект удался. Хочу поблагодарить Аню Зыкину, чудеснейшего куратора, за ее терпение и поддержку. Мне было интересно участвовать в таком проекте. Во Владивостоке, где я живу, есть яхт-клуб и главное – люди, увлеченные этим спортом. Так что волны, сопки – уже давно закрепились в сюжетах моих структурных композиций при художественной росписи стен».

VI этап – Севастополь. Алина Глазун, «Хлюп». Фотограф: Андрей Шереметьев

Алина Глазун:
«Я очень рада, что ArtTube позвал меня поучаствовать. У меня уже давно было желание двинуться в сторону паблик-арт проектов. Нельзя сказать, что это мой первый опыт на воздухе: например, летом на фестивале «Форма» я тоже показывала инсталляцию под открытым небом, но это был фестиваль искусств, а тут совершенно иная ситуация и задачи. Во-первых, надо было учитывать специфику мероприятия и зрителя. Гонки на яхтах – это очень красиво, но это праздник спорта, а не искусства, люди не ходят туда, чтобы посмотреть искусство и порефлексировать над ним. Поэтому надо было предложить что-то простое, лаконичное, визуально интенсивное, забавное, что-то с чем хочется сфотографироваться. Так появился образ сияющей волны с надписью «Хлюп». Такая вот серебряно-золотая декорация для праздника Нептуна в советском санатории. Во-вторых, надо было учитывать специфику места. «Волну» предполагалось установить на территории ЦСКА ВМФ и мы столкнулись с огромным количеством ограничений: туда ставить нельзя, слишком высокое нельзя, так развернуть нельзя, то прикрепить нельзя. Очень хотелось выбрать такую точку, чтобы за объектом было видно море, сохранить «сайтспецифичность» работы. И вот с большим или меньшим успехом блестящая волна обрела свое место на фоне моря. Что касается образа моей инсталляции, то источником вдохновения послужил миф, эпизод из «Теогонии» Гесиода, в котором рассказывается, как Кронос оскопил Урана, отрезанный пенис упал в воду (вот про это как раз звук хлюп), образовалась пена, и из этой пены вышла красавица Афродита. Конечно, эту историю мы рассказывали только самым искушенным зрителям, остальным говорили, что хлюп – это звук, связанный с водой в любых ее проявлениях. Хлюп под ногами, хлюп из под крана, хлюп из носа, хлюп в море. Блестящую скульптуру быстро облюбовали местные дети. Один маленький мальчик фотографировался и громко кричал: «Я есть хлюп, я есть хлюп!». Ну и как всегда в моём искусстве, ровно, как и в моей жизни, не обошлось без котиков, которые стали и первыми зрителями, и первыми помощниками. На набережной живет большое количество кошек, которые с большим воодушевлениям ринулись осваивать мое волну: играли с серебряными ошметками, путешествовали в них, а когда волна была готова, сразу уселись там отдыхать. На следующий день уже были заметны следы когтей и других кошачьих активностей, но это не только не испортило инсталляцию, а наоборот добавило ей жизни».

Подготовила Евгения Зубченко