Интервью с художниками-участниками Russian Art Park

В разгаре третий сезон международного выставочного проекта Russian Art Park, цель которого — поддержка художников в их творческом становлении и продвижении на арт-рынке, а также – привлечение жителей мегаполиса и медиа к феномену актуального искусства. Мы поговорили с художниками — Иваном Ягодкиным, Елизаветой Остапенко и Светланой Бояркиной о будущем современного искусства и способах его популяризации и, конечно, о самом проекте.

Насколько, по вашему мнению, актуально и правильно то, что членами жюри RAP являются не деятели арт-сообщества, а представители СМИ, а также именитые персоны из музыкальной и кино сфер?

И.Я.: — Рourquoi pas! Почему бы и нет? Это как раз те люди, которые постоянно “варятся” в творческом процессе, близком художнику. Они скорее чувствуют произведение художника душой на подсознании. По своим наблюдениям могу сказать, что мнения и предпочтения персон из шоу бизнеса во многом сходятся с мнением деятелей арт сообщества. Было бы интересно присутствие и профессионалов от арт-сообщества, видеть совпадение – не совпадение вкусов и пониманий к произведению художника. Присутствие разных деятелей культуры, скорее дополняют и расширяют творческий взгляд к разнообразию мнений и оценок. Тем не менее Russian Art Park является лидером в творческих экспериментах, способствующих интересным событиям в культурной жизни.

Художник Иван Ягодкин

Е.О.: — Мнение любого человека о моих работах для меня важно и интересно. Это дает обратную связь, которая помогает двигаться дальше. Отзывы и рекомендации художников и кураторов, то есть людей из сферы, всегда очень ценны. Они дают более конкретную, техническую оценку. А люди других профессий смотрят с точки зрения своих ощущений в целом – понравилось или нет. Поэтому, когда тебя высоко оценивает такое жюри — это совсем другой опыт. Значит, твоя работа нашла отклик. И потом, в основном я общаюсь с людьми своей же профессии, и спросить мнение коллег или преподавателей возможность есть всегда. А вот узнать, что думает посторонний зритель, получается редко. Даже когда работы выставляются на выставках, обратную связь от посетителей получаешь не часто. Поэтому спасибо еще раз вам за такую возможность.

С.Б.: — На самом деле это конечно очень необычно, потому что как правило в жюри выступали именно люди из арт-сообщества, имеющие непосредственное отношение к визуальному искусству. Но я думаю, что это актуально и свежо хотя бы тем, что именитые персоны из музыкальной и кино тусовки смогут в другом разрезе взглянуть на современное искусство, и увидеть то, чего порой «замыленный взгляд» просто не увидит. Кроме этого, искусство становится наиболее актуальным, когда его наблюдает массовый зритель, а кто, как не популярные люди являются трендсетерами современности.

За каким искусством будущее, на ваш взгляд?

 И.Я.: — У искусства нет будущего, оно живет сегодня и сейчас в настоящем реальном мире фантазий, латентных желаний, радости – боязни секса и смерти. Искусство “изначального” прорастает во всех экспериментах художника быть современным. Digital-арт, цифровые технологии, виртуальная реальность и др. — феномен последнего времени. Симбиоз стилей и направлений с использованием современных технологий обращает автора к новым интересным способам самовыражения. Многие галереи современного искусства не обходятся без аудио- и видео инсталляций, компьютерной живописи, созданных при использовании IТ-технологий. Мне тоже интересно смешивать техники, экспериментировать с Digital-арт добиваться интересного результата, например, в серии “Симбиоз полярных сфер” был использован коктейль черновиков, рабочих тетрадей, эскизов и компьютерной живописи. Будущее всегда было за тем искусством, где художник, любыми способами и методами самовыражения заставляет зрителя-участника затрагивать глубинные струны души человеческой. Будущее за любым искусством. Научить любить искусство можно, но это механический подход, поэтому если в человека поселяется изначально тонкая творческая душа только тогда можно наслаждаться всеми гранями искусства. Арт критики в свое время назвали меня “Архаичный новатор”, и с таким определением, в котором переплелись понятия прошлого и настоящего будущего, отраженного в моем творчестве, можно согласиться.

Е.О.: — Будущее вообще за искусством. Это точно. Последнее время в арт-сфере активно развиваются те направления, которые позволяют зрителю стать частью процесса. Например, современный театр выходит за рамки сцены, искусство перформанса осваивает виртуальную реальность, а в живопись и скульптуру приходят тактильные элементы. К чему это приведет в будущем, сказать сложно, но тенденция взаимодействия со зрителем явно прослеживается.

С.Б: — Я как художник – абстракционист думаю, что это абстрактное искусство… За ним будущее…

Художница Светлана Бояркина

Насколько такое мероприятие как RAP говорит о популяризации русского современного искусства как на территории нашей страны, так и за рубежом?

И.Я.: — Чем больше таких влюбленных и в лучшем смысле фанатичных кураторов, как Дарья Русакова и Стелла Лабужская, которые продвигают такой мощный арт-проект, тем лучше! Они творческие личности и конкретно имеют отношение к художникам. Понимают и представляют себе всю значимость проекта Russian Art Park. Занимаясь благим делом, как популяризация русского современного искусства на территории нашей страны и за рубежом Russian Art Park знакомит зрителей с новыми именами интересных художников. Радует, что новаторский подход молодых, энергичных кураторов находит свежие не ординарные идеи в продвижении художников. Незамыленный взгляд на ситуацию с совриском у нас в стране, коммуникабельность и организованность на лицо. Последнее время большой интерес у зрителя вызывают именно современные художники благодаря подобным, масштабным арт проектам. Кураторы RussianArtPark помогают продвигать творческие идеи актуальных художников, знакомят экспертов из мира искусства, коллекционеров и зрителей с новой волной творческого процесса.

 Е.О.: — В последние годы современному искусству в России стало уделяться больше внимания. Открываются новые музеи и арт-площадки. Это радует. У молодых художников появляется больше возможностей выставляться, а у зрителей – ближе знакомится с современным искусством, которое сегодня, на мой взгляд, все еще не всегда понятно зрителю в России. Когда общение между художником и зрителем налаживается, а индустрия начинает работать, то это помогает выводить искусство на более качественный уровень. Поэтому спасибо RАP, что вносите свой вклад.

Художница Елизавета Остапенко

С.Б: — Чем больше у проекта или идеи свободы и пространства, тем успешнее его реализация. Границы сковывают любое начинание. Судя по амбициям основателей RAP и действиям, проект ждет большой успех!

Если бы вам предложили моментально освоить одно из направлений изобразительного искусства, которым вы не владеете – что бы это было?

И.Я.: — Термин «изобразительное искусство» постепенно вытесняется понятием «визуальные искусства». Возникают новые стили и направления в взаимопроникновении разных видов искусства и новых IТ-технологий. Стили и направления в изобразительном искусстве размыты и не имеют четких границ. Интересен эксперимент в творческом подходе. Не понимаю художников, которые, якобы нашли свой авторский стиль и всю жизнь рисуют “найденным”. Тоска зеленая. Зато они узнаваемы… а мне интересно побывать в разных художественных шкурах. Наверно художник не должен уметь рисовать, он должен уметь выражать. Хорошо, что в детстве меня не отдали в “художку”, а то учителя поставили бы руку “как надо”. Хотя все художники имеют право на свой путь в искусстве, который я уважаю. Отвечаю на ваш вопрос: очень интересен социалистический реализм как метод, включающий в себя единство реализма и романтики. 

Е.О.: — Для меня искусство — это в первую очередь процесс. Процесс бесконечного поиска. Художник делает свое дело, потому что ему нравится его делать. Ему даже нравится быть измазанным краской или отковыривать гипс от одежды. Все это непосредственная часть творческого процесса, от которого ловишь кайф. Освоение какого-либо направления предполагает окончание этого процесса, а соответственно и самого художника. Поэтому мне бы не хотелось к этому прийти. Я за постоянный и бесконечный эксперимент. Он двигает эти направления, не позволяя им заканчиваться.

С.Б.: — Я думаю это – иконопись… так как она требует много времени на освоение материала и конечно должен быть талант, чтобы “оживлять” иконы.

Есть ли у вас, как у участника, какие-либо пожелания и рекомендации для организаторов RAP?

И.Я.: — Хочу еще раз сказать большое спасибо организаторам Russian Art Park за продвижение на арт сцену актуальных художников. Можно сказать, что вы являетесь соавторами художников, так как именно куратор определяет актуальность темы, сотрудничает с художниками и участвует в реализации идеи. Конфликта между художником и куратором не существует. Есть стереотипные, враждебные предубеждения, рождаемые якобы конфликтами художник – куратор. Они просто не нашли друг друга. Бывает… Желаю проекту Russian Art Park успешного продолжения как в России, так и на международной арене. Делаете все правильно. Удачи!

Е.О.: — Пожелать хочется больше интересных контактов с художниками, ценителями искусства, журналистами. Чтобы ваш проект успешно развивался дальше.

С.Б.: — Хочу пожелать вам одно: двигаться вперёд и развиваться, потому что идеи хорошие, осталось только воплотить в жизнь.

Автор интервью:

Альбина Кудрякова.